Опыт АА

Картина с алкоголизмом во многих странах быстро меняется. И даже в самом АА она изменяется постоянно.
Например, некоторые из первых членов АА были вынуждены играть роль врачей-любителей для алкоголиков в детоксах, потому что никого другого, кто мог бы этим заняться, попросту не было. Кое-кто из членов АА предоставляли еду, кров и ссуды неимущим пьяницам.
Сегодня из АА такая практика фактически исчезла. Множество профессиональных работников обеспечивают алкоголиков теми услугами, которые Содружество АА не предоставляет и не обеспечивает.
К настоящему времени комитеты по сотрудничеству с профессиональными структурами (СПС) накопили массу опыта по сотрудничеству с профессионалами теми способами, которые сохраняют букву и дух Двенадцати Традиций АА. Ниже приводятся наблюдения, основанные на этом опыте…

1. Невозможно установить заранее какие бы то ни было жесткие и очевидные правила на все случаи жизни о том, где же должна быть проведена линия, отделяющая сотрудничество от присоединения.
Обстоятельства меняются от случая к случаю и от времени ко времени. Поэтому хорошенько все взвешивать необходимо в каждом конкретном случае, и это помогает лучше ознакомиться с уже подтвержденным опытом АА.
В данной брошюре приводятся основные идеи, использующие, по большей части, опыт АА, сформулированный в Двенадцати Традициях.
Подробные и наилучшие разъяснения этих идей вы можете найти в печатных первоисточниках, книгах «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций» и «АА взрослеет».
2. АА ни с кем не соперничает.
Наша способность помогать другим алкоголикам НЕ основана на научных или профессиональных исследованиях. Как члены АА мы ограничены передачей наших собственных приобретенных не понаслышке знаний о страданиях алкоголика, и о его исцелении.
Члены АА обладают одной уникальной квалификацией для того, чтобы оказывать помощь тем, у кого есть проблемы с употреблением алкоголя, конечно же — это наш личный опыт. Мы там были. Но в дополнение к нашей специфической деятельности в АА по совместному использованию нашего опыта, мы можем также сотрудничать и с остальными из тех, кто имеет дело с алкоголизмом, до тех пор, пока мы руководствуемся нашими Двенадцатью Традициями.
Традиции АА о самообеспечении, непрофессионализме, избегании споров и неприсоединении также предполагают, что члены АА не критикуют, не устраивают гонений и не препятствуют любым иным усилиям по оказанию помощи алкоголикам.
Лучше всего члены АА могут помочь, если будут, опять же, просто делиться нашим собственным личным опытом, а не раздавать оценки.
3. Структуры вне АА и профессиональные работники совершенно не обязаны соблюдать Традиции АА. Прямое назначение Традиций — служить рекомендациями только для АА.
Однако, если есть возможность ознакомить соответствующие организации или профессиональных работников с Традициями AA, это помогает сотрудничать с ними более эффективно.
4. Члены АА, являющиеся профессиональными работниками, каждый раз должны очень четко давать понять, в каком качестве они действуют или говорят.
Среди членов АА есть мужчины и женщины, являющиеся дипломированными психиатрами или врачами с иной специализацией, представителями духовенства, юристами, социальными работниками, сотрудниками исправительных учреждений, медсестрами, педагогами, советниками, коммунальными работниками, чиновниками, администраторами, консультантами по вопросам трудоустройства и так далее.
Многие из них — помимо их персонального членства в АА — участвуют в программах вне АА, затрагивающих проблемы алкоголизма. Их профессиональные или должностные навыки и оказываемые услуги никоим образом не связаны с их членством в АА. Им платят за исполнение их профессиональных или должностных обязанностей, а не за то, что они делают, чтобы оставаться трезвыми в АА Это не всегда понимается их товарищами по АА, или их коллегами по работе, не являющимися членами АА.
Поэтому очень важно, чтобы такие члены АА всегда разъясняли разницу между своей работой и тем, что они делают как члены АА.
«Рекомендации АА для членов, занятых в области алкоголизма» и раздел по Восьмой Традиции (особенно стр. 188-191) из книги «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций» помогают как самим таким членам, так и остальным из нас непосредственно разобраться в различиях между ролью профессионалов и ролью АА.
5. Члены АА могут быть также хорошими добровольцами программ вне АА — до тех пор, пока всем ясно, что они не представляют АА.
Многие члены АА — как обычные люди, так и профессионалы — добровольно помогают алкоголикам вне АА, участвуя в многочисленных программах в области алкоголизма. Но мы делаем это как частные граждане, которых волнуют проблемы здоровья и алкоголизма, а НЕ как члены АА и НЕ как представители какой бы то ни было структуры АА или АА в целом.
Для достижения самых лучших результатов сотрудничества в общественных мероприятиях мы должны всячески избегать структурного или формального присоединения АА к любым сторонним программам или учреждениям, какими бы ценными те не являлись.
6. Мы не можем ограничивать права любого потенциального члена АА, даже если он или она приходят к нам по принуждению работодателя, суда или любого другого учреждения.
Хотя сила нашей Программы и заключается в добровольном характере членства в АА, сначала многие из нас посещали собрания, потому что нас вынудил к этому кто-то еще или наш собственный внутренний дискомфорт. Однако непрерывное воздействие АА научило нас понимать истинный характер нашей болезни. Затем у нас выработалось стремление к счастливой, трезвой жизни, как и у других членов АА, которых мы видели, и мы стали посещать собрания охотно и с благодарностью.
А поэтому, мы не имеем никакого права утаивать наши идеи от кого бы то ни было — независимо от того, кто послал к нам этих людей, или каково его или ее отношение к нам поначалу. Содружество не интересует, кто направил в АА. Человек с алкогольной проблемой — вот наша забота.
Независимо от нашего первоначального мнения относительно любого новичка, мы как не способны предсказать, кто обретет исцеление, так и не обладаем правом решать, каким образом должен искать свою трезвость любой другой алкоголик. Некоторые из нас нуждаются в различных видах помощи, и она может быть лучше всего из источников вне АА, как это указано в книгах «Анонимные Алкоголики» (стр. 72/86-87) и «Двенадцать Шагов и Двенадцать Традиций» (стр. 70-71).
7. По мере взросления в A.A, мы в целом становимся менее пугливыми и жесткими.
Тем из нас, кому ниспослано благословение исцеления в АА необходимо помнить, что скромность выиграет для АА большее количество друзей, чем самоуверенность, высокомерие или показное всезнайство. Высказывание типа: «Мы знаем, что к выздоровлению есть лишь единственный путь» было бы самолюбованием и роскошью, которую мы себе можем позволить не больше, чем те же обиды.
Тем не менее, вскоре после того, как мы приходим в АА и начинаем выздоравливать, мы действительно испытываем большое облегчение. Обнаруживается, что в АА нас могут и похвалить — здесь мы начинаем создавать себе хорошую репутацию, которая постепенно вытесняет чувство стыда за наши пьяные дни.
Это с легкостью может обернуться проявлениями сильнейшей благодарности и приверженности к АА. Затем, еще прежде, чем мы это уловим, обнаруживается, что мы можем делать собственнические заявления и болезненно реагировать на высказываниям об АА — как если бы это было исключительное общество, обладающее монополией на истину.
По мере того, как продолжается выздоровление, мы вспоминаем, что тысячи из нас получили помощь от семьи и друзей, в больнице или в клинике, от врача или от профессионального консультанта. Мы осознаем, что и начальник, который нас уволил, и родственники, которые нас ругали, и полицейский, который нам грозил наказанием, также оказали нам помощь — они помогли нам увидеть, что у нас есть алкогольная проблема.
Мы начинаем перерастать через свою защитную реакцию собственника. С неменьшей преданностью Содружеству, но без нашего прежнего фанатизма, мы начинаем избавляться от опасений, что какая-то программа вне АА или кто-то из профессионалов узурпирует роль AA или отнимет наши недавно обретенные гордость, благодарность, и другие хорошие чувства. Чем дольше мы, члены АА, остаемся трезвыми, тем больше вероятность того, что мы станем говорить: «Все, что работает на выздоровление алкоголика, является благом, и это все включает в себя как само АА, так и больницы, и центры восстановления, центральные или местные наркологические учреждения, религию и психиатрию».
И возможно мы станем более «привлекательными» примерами того, что может сделать АА, в соответствии с нашей Одиннадцатой Традицией.